top of page

Музей деревянного зодчества и крестьянского быта в Суздале.

Обновлено: 25 февр. 2021 г.



Создание музеев под открытым небом - это возможность сохранить памятники деревянной архитектуры. Одним из первых музеев такого рода стал открытый в 1891 году «Скансен» в Стокгольме (Швеция). В России подобных музеев насчитывается более 30. Самыми известными среди них являются Кижи в Карелии, Малые Корелы близ Архангельска и Витославлицы в Новгородской области.

История Музея деревянного зодчества и крестьянского быта в городе Суздале началась в 1969 году, когда сюда после обследования в целях сохранения и показа экскурсантам начали свозить интересные деревянные постройки со всех уголков Владимирской области.

Выбор места для создания музея не случаен и очень удачен. В XI веке здесь находился один из самых древних монастырей на северо-востоке Руси - Дмитриевский монастырь. В XVIII веке эта часть города называлась Томиловым переулком, где стояли Дмитриевская и Георгиевская каменные церкви, которые, к сожалению, были разрушены в советские годы.

Благодаря созданию здесь музея был отчасти восстановлен архитектурный облик Суздаля, и городу возвращены некоторые утраченные силуэты. Ведь примерно на этом месте в XIX веке располагалась ветряная мельница, что подтверждается панорамной фотографией того времени.

Музей воссоздаёт планировку, типичную для сёл Центральной России XIX века. На самом высоком и красивом месте стоят культовые постройки (две церкви и часовня), далее следует улица жилых домов, а за ней - хозяйственные строения: амбар, овины, ветряные мельницы. К их числу принадлежат и стоящие на берегу реки Каменки перед входом в музей «избушки на курьих ножках» - свайные амбары-житницы для хранения зерна.



Преображенская церковь

Преображенская церковь 1756 года из села Козлятьево Кольчугинского района выстроена в три яруса: в середине друг на друге стоят уменьшающиеся в размерах восьмерики (бревенчатые восьмигранные срубы), увенчанные луковичной главкой.

Особый колорит и неповторимость храму придают декоративные деревянные «бочки» (6 больших и 8 малых). Два боковых придела также завершаются бочкообразной кровлей, покрытой осиновым лемехом, - продолговатыми дощечками уступчатой формы. В лемех одеты и стоящие на изящных шейках-барабанах главки церкви и приделов.

Осина хорошо противостоит влаге и со временем приобретает красивый серебристый оттенок. Говорят, что в старину иностранцы, впервые видевшие купола с покрытием из осинового лемеха, принимали это блестящее на солнце дерево за серебро.

В церковь ведёт приподнятая над землёй лёгкая галерея с простым крыльцом. Здесь прогуливались перед службой, раздавали нищим милостыню, поэтому галерея называлась в народе и «гульбищем», и «нищевником».

Деревянные постройки на Руси собирались без применения гвоздей, по принципу крепления вставлявшихся друг в друга бревенчатых конструкций. «В обло», «в лапу», «в крюк», «в ряж», «в шип», «в охряпку», «в ус», «в ласточкин хвост», «в сковородень» - далеко не полный перечень вариантов рубки брёвен и соединения венцов (горизонтальных рядов брёвен) в углах - и все они безгвоздевые. Не зря пословица гласит: «Не гвозди держат, а ладная пригонка».

При всём многообразии приёмов срубных техник их можно разделить на два основных вида: «без остатков», при рубке этим способом брёвна снаружи стёсаны, и «с остатками» - менее сложный и более распространённый способ, с выпуском брёвен в углах. У Преображенской церкви брёвна соединены «без остатков», этот способ называется «в лапу».


Воскресенская церковь

Напротив Преображенской стоит Воскресенская церковь. В нашей местности из-за суровой зимы церкви часто ставились парами: меньший по размеру отапливаемый храм - зимний, и большой, неотапливаемый - летний. В нашем случае летняя церковь - уже рассмотренная нами Преображенская, а роль зимней церкви играет Воскресенская церковь.

Сравните оба храма - какое разное впечатление они производят! Казалось бы, одни и те же конструктивные составляющие и приёмы, но, в отличие от Преображенской церкви, устремлённой вверх, Воскресенская - вытянута по горизонтали. Все её части словно нанизаны одна за другой на горизонтальную ось.


Будто корабль плывёт во времени и пространстве. Планировка храма «кораблём» была очень популярна на Руси. В соответствии с христианской символикой это означает, что Церковь, подобно кораблю, по образу Ноева ковчега, спасает верующих от бушующего житейского моря и ведёт к тихой, надёжной пристани в Царстве Небесном.

Воскресенская церковь состоит из четырёх частей: помещения под колокольней, откуда на неё поднимался звонарь, трапезной (где ожидали начала службы не только прихожане из села, где находился храм, но и богомольцы из окрестных деревень), основного объёма церкви и алтаря.

Прежде чем пройти в центральное церковное помещение, остановитесь в трапезной. Она использовалась для общественных нужд, являясь своеобразным средоточием мирской жизни села. Здесь обсуждались насущные вопросы, в зимнее время устраивались сельские сходы, оглашались земские указы, вершились суды, избирались старосты, иногда справлялись свадьбы.

Внутреннее помещение самой церкви скромное, но по-своему нарядное. Это настоящий сельский храм с очень незатейливым убранством: довольно простой иконостас. На стенах основного объёма и трапезной - несколько икон, представляющих собой копии образов из фондовой коллекции музея. Здесь же паникадило, подсвечники, деревянный аналой. Домотканые половики придают обстановке особый непритязательный деревенский уют. Церковь освящена, в ней проводятся богослужения.


Дом крестьянина-середняка

От Воскресенского храма начинается сельская улица, и первым на ней стоит дом крестьянина-середняка из села Илькино Меленковского района. После отмены крепостного права в 1861 году в русской деревне шёл процесс социального расслоения. На селе появляются крестьяне с низким, средним и высоким достатком.

Изба из села Илькино - ладная, добротная - во всём сохраняет старинный уклад жизни крестьянина-середняка, труженика и умельца. Недаром говорят: «Каков дом - таков и хозяин!». Этот дом крепкий - с тесовой двускатной кровлей, с фасадом, украшенным старинной «глухой» (не ажурной) резьбой.



Крестьяне любили своё жилище, наряжали, сравнивали с живым существом. Фасад дома называли лицом, окна (от слова «око») - глазами, убранство вокруг них именовали наличниками. Как над глазами - лоб, так и над окнами - лобовая доска, закрывающая переход от брёвен стены к доскам фронтона. Выступающие концы кровельных слег прикрываются наклонными досками, которые как бы обрамляют лоб (или чело) дома и называются причелинами. К их нижним краям крепят ажурные резные полотенца, напоминающие вышитые, с кружевными концами рушники, которыми по русскому обычаю украшались иконы, портреты, зеркала.

Кровля венчается тяжёлым, выдолбленным снизу и защищающим от попадания влаги бревном, конец которого с фасада зачастую вырубался в виде головы коня, поэтому и сейчас самая верхняя часть крыши повсеместно называется коньком, даже если там нет никакой деревянной фигуры.

Традиция украшать жилище головой коня напоминает о древних языческих верованиях, когда конь считался добрым божеством, способным защитить человека от злых сил. На протяжении многих веков лошадь для русского крестьянина была верной спутницей и незаменимой помощницей в его тяжёлой работе.

Удивительно, что при большом разнообразии и высоком качестве возводимых из дерева построек русские плотники применяли очень мало орудий труда. Основным строительным инструментом был топор, им выделывали такие чудеса, что все только диву давались.

Не зря на Руси говорили: «Дай крестьянину топор - он и часы починит». Для разных нужд мастера использовали около тридцати пород деревьев! Основным строительным материалом была долговечная смолистая древесина хвойных - сосны и ели.



Планировка и интерьер крестьянского дома

Двор дома имеет крышу лишь наполовину. В закрытой части хранился крестьянский инвентарь, содержались домашние животные, а в открытой - лежали дрова.

Соха на протяжении многих веков была главным орудием для вспашки почвы. После этого крестьяне боронили землю. Деревянная борона висит на стене. Как расчёска разглаживает волосы, так и борона - поле, выравнивает, выдирает камешки.

Исстари на Руси возделывали лён, который и кормил, и одевал людей: из семян выжимали масло, из стеблей получали волокно для тканей. Даже самые бедные, безлошадные крестьяне отводили полоску под лён. Его обработка - дело кропотливое. Лён теребили, обмолачивали, замачивали, трепали, растирали, плющили, мяли... В том числе и льномялками, сделанными из бревна. Во дворе можно увидеть льняной сноп и такую мялку.

При входе в дом не забудьте пригнуться: хозяева берегли тепло, и поэтому проёмы для дверей делались очень низкими. Дом состоит из трёх частей: сени, клеть, изба.

В избу вы пройдёте через сени. Это своеобразный тамбур, который предохранял от попадания холодного воздуха в жилую часть дома, и здесь же хранились вещи, необходимые крестьянину в повседневной жизни: фонарь, коромысло, вёдра, берестяной кошель и прочие. Над входом - сушёные травы и ягоды: рябина, калина, мята, ромашка, зверобой. Из них заваривали чаи и целебные напитки против всяческих недугов и хворей.

На стене - коса, грабли, цеп (или молотило), которым выбивали зёрна из колосьев. Для домашних нужд размельчали зерно на каменных кругах - ручных жерновах. Работать на них было нелегко (бытовала пословица: «Молоть жерновом - не то что языком»). Рядом ещё одно приспособление для дробления и измельчения зерна в крупу или муку - ступа с пестом.


Слева от сеней - клеть - полужилое, полухозяйственное помещение. Здесь хранились продуктовые запасы. В клети могли спать летом, а после свадьбы в тёплое время года сюда приводили молодых. Здесь же в сундуках хранились предметы одежды, шали, полотенца.

У каждой девушки был свой сундук с добром. На Руси приданое для невесты готовили постепенно, с участием самой девушки - это называлось «нагнетать сундуки». Богатое приданое было залогом успешного брака. После замужества девушка оставляла родной дом и забирала с собой подушки, одеяла, перины, сундуки, заполненные бельём. А теперь милости просим в избу.

Во внутреннем убранстве дома нет ни одного лишнего, случайного предмета, каждая вещь имеет своё строго определённое назначение и традиционное место, точно так же, как и все члены семьи, включая детей, знали, что они должны делать по хозяйству.


Слева от входа - русская печь. Сложена она просто, практично, умно и по-своему красиво. С печью связан весь быт русского крестьянина - от рождения до смерти. Она обогревала избу; в ней готовили и поддерживали в горячем состоянии пищу; на ней сушили одежду, варежки, валенки; на зиму подсушивали грибы и ягоды. Печка служила домашней больницей: простудился - ложись на горячие кирпичи, лучше грелки не придумаешь! В печи и попариться-помыться можно - не хуже, чем в иной баньке. Возле печи в сильные морозы держали ягнят, телят и домашнюю птицу. Даже само слово «изба» происходит от названия печи - «истба», «истопка»; отсюда и присказка: «Изба без печи - не изба».

По диагонали от печки - самое почётное место в доме - «красный» угол (т.е. светлый, красивый). Здесь помещалась божница с иконами. Любое дело начинали, помолясь, прося у Господа благословения. Когда в дом входил гость, он прежде всего искал глазами икону, крестился, а уж потом здоровался с хозяином.

В красном углу происходили все значимые семейные события. Здесь выкупали невесту, отсюда её увозили на венчание в церковь. Во время уборки урожая первый и последний снопы торжественно устанавливали в красном углу. Эту часть избы всегда старались особо украсить и держать в чистоте.

В красном углу под иконами стоял стол. На нём постоянно лежал хлеб, а рядом была солонка. «Без соли не вкусно, а без хлеба не сытно», - говорили в народе. Долгое время в условиях натурального хозяйства соль была едва ли не единственным покупным продуктом. Стоила она дорого, её берегли. С тех пор и бытует примета, что просыпать соль - не к добру.

Большая крестьянская семья за столом рассаживалась согласно обычаю. Почётное место во главе стола занимал отец. Справа от хозяина на лавке сидели сыновья. Хозяйка к столу присаживалась редко, да и то - с краю лавки. Она хлопотала у печи, подавала на стол еду. Дочери ей помогали.

Справа от входа - коник, широкая лавка-ящик с откидной плоской крышкой. Это было рабочее место мужчины. Здесь хозяин плёл корзины, лапти, подшивал сапоги, валенки, ремонтировал упряжь, вязал сети. Под коником или в самом ящике хранились рабочие инструменты. Женщине садиться на коник считалось неприличным.


По правой стене, от коника до красного угла, шла «долгая» лавка (или бабья лавка), на которой сидели за работой крестьянки. Пряли, ткали, штопали, вышивали, а ещё успевали люльку качать. Здесь же и светец с лучиной, при нём ящик с песком, чтобы не было пожара: сгоревшие угольки падали в ящик. Напротив входа - «красная» лавка. На ней занимали место почётные гости, а на свадьбе сюда сажали жениха с невестой.

Детишки помещались на полатях - деревянном настиле, устроенном под потолком между печью и противоположной ей стеной. Зимой здесь тепло от долго остывающей печи. Если не было нужды использовать полати как спальное место, там держали лук, посуду про запас и всякую всячину. На печи свои немолодые косточки грели старики. Им тоже всегда находилось дело: по мере сил они помогали по хозяйству и присматривали за детьми.

Главным же в семье был старший работоспособный мужчина. Он пользовался непререкаемым авторитетом, ему беспрекословно подчинялись, почтительно называя большаком, а его жену - большухой.

Она как раз и хозяйничала у печки. Место это называлось «бабий кут» (или бабий угол), где хозяйка готовила еду или, как тогда говорили, стряпала. Здесь, на деревянной полке, лавках и под ними расставлена многочисленная кухонная утварь: горшки, крынки, кувшины, чугунки, блюда, миски, ковши, выполненные из глины, дерева, чугуна.

В углу, у печки, стоит ухват на колесиках, им задвигали в печь и вынимали оттуда тяжёлые горшки. Тут же недалеко и хлебная лопата, на неё клали приготовленный для избы выпечки хлеб. Готовую выпечку помещали на хлебный, или пирожный, брус (наверху), который делался под рост хозяйки, чтобы ей было удобно положить. Там и хлеб остынет, да и дети не достанут, не съедят раньше времени.

Особой гордостью русского дома считался самовар - своеобразное олицетворение достатка, уюта, благополучия. Вокруг него собирались все члены семьи, грелись в лютые морозы, решали важные вопросы, обменивались новостями. Самовар включали в девичье приданое, передавали по наследству, дарили.



Дом зажиточного крестьянина

Рядом - дом зажиточного крестьянина. Постройка двухэтажная, крытая железом, стоит на каменном фундаменте, фасад нарядно украшен резьбой. Всё говорит о достатке хозяина.

Владелец этого дома держал небольшую ткацкую светёлку, которая располагалась на первом этаже. Там трудились наёмные работницы из бедных крестьянских семей. Готовая продукция увозилась на фабрику в город Вязники или на рынок.


Во дворе дома обращают на себя внимание выездные сани. Хотя без этого вида транспорта трудно обойтись в деревне зимой, такой выезд мог позволить себе лишь богатый человек. По праздникам на красивых, расписных санях, запряжённых парой или тройкой лошадей, с колокольчиком под дугой, разъезжали нарядно одетые крестьяне. В день свадьбы невесту со свахой и подружками на богато украшенных санях везли в церковь, а после венчания, уже вместе с мужем, - в его дом.

Несмотря на доходы от ткачества, дела земледельческие были у нашего хозяина на первом месте. Во дворе, слева, - соха и два железных плуга. На стене - борона с металлическими зубьями. Здесь же лукошко для сеяния. Хозяин вешал лукошко-севалку на плечо и разбрасывал семена. Сеять равномерно - большое искусство, иначе вырастет «где густо, где пусто».

На сенокос выходила вся крестьянская семья, чтобы на всю зиму корм запасти и корове, и коню. Косили, сушили, переворачивая траву граблями, укладывали вилами, такими, как на поленнице лежат. Хлеб жали (то есть срезали колосья под корень) серпами. А для уборки полеглых зерновых приспосабливали косу с привязанными к ней деревянными граблями - во всём видна смекалка крестьянская!

Здесь же, во дворе, уже знакомые нам предметы - две льномялки. На стене висит кошель - заплечная котомка для съестных припасов. Плели такие сумки из лыка, бересты. Брали с собой на пашню, в лес и в дальнюю дорогу.

В углу, справа, - старинные ульи. Мёд всегда был лучшей пищей, а зачастую и питьём. Русскую трапезу невозможно представить без сотового мёда, медовых пирогов и пряников, кваса и медовухи. Около поленницы, на корыте, - сплетённая из ивовых прутьев снасть для ловли рыбы с забавным названием «морда». Рыба, завлекаемая запахом приманки, заплывала в узкое отверстие, а обратно уже выбраться не могла.


Интерьер зажиточного крестьянского дома

Этот дом также сохранил типичную планировку: изба-сени-клеть. В сенях второго этажа много спальных мест. Дело в том, что в страду крестьяне поднимались в 3-4 часа утра. А днём, после трудов, отдыхали: кто на кровати, кто на сундуке, а кто и на полатях над лестницей.

В клети - хозяйственная утварь и сундуки с женской одеждой. Слева, в отгороженном от клети чулане, - и ступа с пестом, и крупорушка для помола небольшого количества зерна на крупу, и огромная, выдолбленная из липы кадка, в ней можно было хранить сыпучие продукты.



В избе, как и в доме крестьянина-середняка, в левом углу стоит печь, напротив которой, в красном углу, - киот для икон. Под образами - массивный стол, покрытый нарядной домотканой скатертью. На столе - каравай хлеба да солонка с солью. Дорогому гостю при встрече подносили хлеб-соль, с пожеланием богатства и благополучия.

За столом стулья - редкие гости в крестьянской избе. Вдоль стен - обычные для русского дома встроенные лавки: «красная» и «долгая». На месте коника - встроенная в стену кровать, опирающаяся всего на одну ногу. Такие кровати появились в деревне лишь в конце XIX столетия. Места в избе было мало, а вещей много. Под кроватью держали сундуки с добром. Кровать убрана лоскутным одеялом, украшена подзором.

В целом обстановка дома свидетельствует о проникновении к концу XIX века элементов городского быта в жилище зажиточного крестьянина. Здесь керосиновая лампа и часы-ходики, зеркало и швейная машинка фирмы «Зингер».

Тут же расписная прялка. Она была необходимым предметом крестьянского обихода: это и орудие труда, и украшение избы, и свадебный подарок. Между хозяйками существовало своеобразное соревнование: чья прялка украшена более нарядной и тонкой росписью или резьбой.

Слева, на стене, - навесной шкафчик с резными дверцами, где хранили праздничную посуду. В бабьем углу, отгороженном тесовой перегородкой, посуда не только глиняная и деревянная, но и медная, купленная в городе. На столе красуется непременный атрибут русского повседневного быта - самовар.

На лавке мы видим рубель, которым гладили бельё, намотанное на скалку или специальный каток, а также валёк, с помощью которого бельё колотили для более чистой стирки. Спустившись со второго этажа по лестнице, войдите в светёлку, присядьте на лавку и послушайте рассказ «ткачихи» о её домашнем ремесле и старинной одежде...


Колодец и сельская улица

Итак, мы побывали в гостях у крестьянина-середняка и зажиточного крестьянина, а теперь выйдем на сельскую улицу и остановимся перед колодцем.

Колодцы на Руси были разных типов. Если грунтовая вода залегала глубоко, от 40 до 70 метров, использовался ступальный колодец. Работал он по принципу «белка в колесе»: внутрь колеса заходил человек, переступал с дощечки на дощечку, вал начинал двигаться, а две бадьи, примерно на 60 литров каждая, перемещались: одна - вверх, другая - вниз. Из всех окрестных домов спешили хозяюшки холодной чистой водицы из колодца набрать, да и новостями поделиться.

За колодцем-колесом стоит дом из села Каменево Камешковского района, на лобовой доске которого вырезана дата: 1861 год. В нём расположена выставка «Русский лубок» и музейный магазин сувениров, где можно приобрести буклеты и открытки о музее, а также лубки, домотканые половики и другие рукотворные вещи.

Дальше находится дом XIX века из деревни Васенино Гороховецкого района, украшенный нарядной глухой резьбой, в котором представлена экспозиция «Крестьянские дети».

Дом купца Агапова

Пройдя по сельской улице и тропинке до указателя на повороте, через поле и фруктовый сад, вы попадёте в гости к суздальскому купцу Агапову. Так удачно сложилось, что, наряду с восемнадцатью перевезёнными из различных сёл и деревень Владимирской области деревянными постройками, Музей деревянного зодчества пополнился двухэтажным, с каменным низом и деревянным верхом купеческим домом, построенным на этом месте во второй половине XVIII века.


В экспозиции «Суздальское купечество. Портрет в интерьере», размещённой здесь, вы ощутите аромат старого купеческого дома, почувствуете размеренное течение жизни небольшого уездного городка, увидите подлинные вещи ушедшей эпохи.

Возможно, вам даже не захочется никуда спешить... Но наше знакомство с крестьянским бытом ещё не окончено, давайте через тот же сад с беседкой вернёмся к хозяйственным постройкам на основной территории музея.

Ветряные мельницы, овины и амбары

За деревянными домами, на конце села, располагаются овины для сушки снопов, амбар для хранения зерна и мельницы для его помола. На территории музея также можно увидеть сельскохозяйственные культуры и травы, традиционные для Владимирской губернии в XIX веке: лён, рожь, пшеницу, гречиху, овёс.

Каким образом зерно превращалось в муку, объясняет схема рабочего механизма ветряной мельницы. Стояк передавал вращение через две боковые шестерни двум парам жерновов. Они перемалывали зерно, которое подавалось самотёком из бункеров-воронок. Мука ссыпалась в ящик.

На мельницу зерно попадало не сразу с поля, а после просушки в овине, обмолота и провеивания на гумне. На окраине села стоят два двухъярусных сооружения - овины. Их назначение - сушка снопов.

Овин устроен следующим образом. Снопы укладывались вверху сруба на решётку из жердей. Внизу, прямо на земле или в примитивно сложенном очаге, разводился огонь. Тепло, поднимавшееся наверх, просушивало зерно. Постройки очень пожароопасные, поэтому и располагались на самом краю села, а топить их старались в безветренную погоду, обычно ночью.

Потом, с утра, начинали молотить: в два ряда расстилали снопы и били по ним цепом. После молотьбы нужно было отделить зерно от соломы, сорных трав и пыли, словом - надо было веять. Делали это на ветру, из большого вороха брали зерно на совок или лопату и бросали вверх против ветра дугой. К концу XIX века с введением в обиход паровых молотилок овины вышли из употребления.


Далеко не всё зерно шло на муку. Нужно было сохранить семена для будущего урожая. Основное назначение амбара - хранение обмолоченного, провеянного и просушенного зерна. Амбар - постройка добротная. Про зажиточного крестьянина, у которого их было несколько, говорили: «Он на семи амбарах молотит!» Ещё крестьяне добавляли: «Не то зерно, что в поле, а то, что в амбаре!»

Амбары тщательно запирались. До наших дней сохранилось выражение «амбарный замок»: в правой половине амбара-лабаза расположена выставка замков и ключей.

Мастерская сельского плотника

В левой половине амбара воссоздана мастерская сельского плотника. Это ремесло было основным не сельскохозяйственным занятием каждого деревенского мужчины.

Главным плотницким инструментом был топор: «Плотник топором думает». Особо одарённых мастеров хвалили: «У него золотой топор». В умелых руках плотника топор мог заменить долото, стамеску, скобель и рубанок, которые представлены в экспозиции. Топор же заменить было нечем. После него для чистовой обработки брёвен применяли скобель (на стене, справа).

Хотя пилу знали на Руси давно, в повседневный плотницкий обиход она вошла лишь в XIX веке. До этого брёвна на тёс, то есть доски, раскалывали при помощи клиньев. Основные части зданий рубили без применения пилы и гвоздей.

Слева, на стене, над верстаком, висит клеймо-аршин, им клеймили брёвна и тёс. Также аршин служил линейной мерой, был равен 72 см - это примерная длина руки. До сегодняшнего дня бытуют выражения: «Писать аршинными буквами», что означает - крупно; «Словно аршин проглотил», - т.е. ходить, не сгибаясь, навытяжку.


Народные праздники в музее

Ещё один жилой дом XIX века, изба-двойня с мезонином из села Тынцы Камешковского района, находится слева при входе на территорию музея. В нём расположены служебные помещения. Недалеко от него - небольшая, с шатровым покрытием часовня XIX века из деревни Бедрино Ковровского района.


Часовни строились в память каких-то событий, ставились в городах, деревнях, на кладбищах, на развилках дорог. В часовне можно было поставить свечку, помолиться перед иконой.

Итак, мы вкрадце познакомились с жизнью, бытом, занятиями крестьян Владимирской губернии второй половины XIX века. На Троицу в Музее деревянного зодчества устраивают праздник ремёсел, когда можно пондаблюдать за работой мастера за гончарным кругом и самим изготовить глиняный горшок, сплести сувенир из лозы, сделать куклу-«скрутку». Интересны, ярки, самобытны и другие праздники - «Святки», «Масленичные потехи», «Праздник огурца».


Адрес: Суздаль, ул. Пушкарская Телефон: (49231) 2-07-84

47 просмотров0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все

Comments


bottom of page